Москву лишают Кадашей

Москву лишают Кадашей


[su_frame align=»left»][/su_frame]Корреспонденту «Честного Города» удалось побеседовать с одним из энтузиастов, ратующих за сохранение исторической Москвы, Николаем Матвеевым, который рассказал много интересного про места, знакомые нам всем со студенчества. Разговор с ним вскрыл такие глобальные темы, что потребуется множество статей для их освещения. Здесь же мы ограничимся лишь небольшим интервью о длящемся уже более 13 лет конфликте в «Кадашах».

— Николай Львович, какова в целом ситуация с охраной историко-архитектурного наследия столицы?

— Многие пока не понимают, что утрата подлинных исторических артефактов – потеря памяти всем человечеством. При Лужкове за 15 лет было уничтожено около ста исторически ценных зданий. А только за последние 4 года Москва утратила их более 60. Но «восстановить утраченный памятник» — невозможно.

 — А почему невозможно?

— Потому, что люди не боги, и не в состоянии сделать копию, модель – оригиналом. И многим невдомёк, что для архитектуры и памятника ценностные критерии – принципиально разные: польза, прочность, красота – для архитектуры, а для исторической и культурной ценности — подлинность (достоверность), полнота (сохранность), целостность. Это — общекультурная проблема формирования сознательного отношения к тому, что подлинность (конкретное проявление Истины) обладает наивысшей ценностью.

— А почему мы должны сохранять историческую среду, если она состоит из элементов, которые сами по себе памятниками не являются?Москвичей лишат Кадашей

— Историческая среда, стилистически и по времени соответствующий памятнику окружающий природно-архитектурный ландшафт – это и
есть «среда обитания» памятника, определяющая полноту его восприятия. Без неё он превращается, в лучшем случае, в музейный экспонат.

К исторической среде памятника, кроме объёма, силуэтов и цвета современного ему (в его развитии) окружающего природно-архитектурного ландшафта, относятся даже… запахи и звуки. Например, восприятие Кадашевской слободы, без усадеб с их курдоньёрами, цветущими фруктовыми садами и пением птиц, без звона родных воскресенских колоколов, которые до сих пор не вернули храму, — неполно, ущербно. Полнота и целостность восприятия — составляющие его достоверности.

Москвичей лишат КадашейК сожалению, это понимание пришло только к середине 1970-х гг., когда многие памятники лишились «естественной среды обитания». Что говорить об уровне среднего обывателя, например, того же инвестора-застройщика, когда даже профессора архитектуры считают вполне допустимым замену подлинника муляжом.

И в Москве за последние 30 лет буйно расцветает дикий кич, подстёгиваемый диктатом стройкомплекса, выдавливающего максимально-возможные строительные объёмы на данной территории. Стремление к наживе и замена культурных и духовных ценностей материальными благами, нравственный релятивизм и бескультурье — одна из главных проблем России, а возможно, и глобальная опасность. И ещё одна причина пренебрежительного отношения к окружающей памятник «рядовой», «малоценной» застройке, которую, якобы, можно произвольно трансформировать.

Кроме того, город имеет пределы роста. Нарушив эти пределы, он перестаёт существовать как единый организм. Необходимо запретить новое строительство в исторических центрах, в частности, в исторической Москве, объявив её историческим заповедником и установив обязательность научного обоснования и прогнозирования последствий любого градостроительного вмешательства в историческую ткань города, при обязательных общественных слушаниях на уровне города в целом.

— Как же быть, ведь городу надо развиваться: не хватает жилья, нужны новые рабочие места…?

 

— Этот запрет не лишает людей жилья и работы. Историческую застройку, всю инфраструктуру необходимо поддерживать в рабочем,Москвичей лишат Кадашей пригодном для эксплуатации состоянии, постоянно ремонтировать, реставрировать. Процесс этот постоянный.

Новостройки переместятся туда, где норма прибыли выше, а строительство дешевле. Но «снятие сливок», своеобразной «природной ренты», с исторических мест строительным бизнесом будет невозможным, что  справедливо: они не создали этой прибавочной стоимости и не им она принадлежит. Новое строительство за счёт исторической застройки – обкрадывание будущих поколений.

Эта мера приведёт:

— к снижению риска уничтожения исторических памятников и окружающей их исторической среды;

— к прекращению уплотнения застройки территории исторической Москвы, имеющей естественный предел плотности для существующего типа застройки;

— к ослаблению оттока ресурсов, в том числе трудовых и капитала, из регионов России в Москву, как следствие, — к снижению социальной напряжённости и уменьшению межкультурных конфликтов;

— к снижению плотности транспортного потока…

 — Недавно Максим Ликсутов гордо заявил, что Москва успешно избавляется от «пробок», что загруженность дорог уменьшилась на 24%, а скорость выросла на 8-15%.

— Да, и добавил, что количество пассажиров городского транспорта увеличилось на 1,5 миллиона человек. А это значит, что примерно такое же количество личного транспорта (37% частного легкового парка) осталось стоять на стоянках, большей частью — в московских дворах. Так что, благодаря мероприятиям московского правительства, реальный показатель загруженности дорог в минусе на 13%. Наши чиновники – хитрые, и умеют манипулировать цифрами, но жизнь – умнее.

Москвичей лишат Кадашей— А между тем…

— А между тем продолжают уничтожать окружающую архитектурно-историческую среду, нанося непоправимый ущерб историческим городам. К которым, несомненно, относится Москва, несмотря на глупейший приказ от 29 июля 2010 г. № 418/339, министров–головотяпов (от культуры и от регионального развития), сокративших число исторических городов с 478 до… 41-го. Тем самым московские чиновники расписались в провале Федеральной программы «Сохранение и развитие архитектуры исторических городов» (2002-2010).

На культуру и региональное развитие у нас, как всегда, нет денег. Зато стройкомплекс – в барыше, ибо в историческом поселении государственной охране подлежат не только памятники, а все базовые градоформирующие составляющие: планировка, застройка, композиция, ландшафт, культурный слой, объёмно-пространственная структура и многое другое, что мы всё вместе и называем окружающей архитектурно-исторической средой.

— И что же происходит после лишения 437 городов статуса исторических?

— То же, что произошло в Кадашах. Например, «дом дьякона» (Кадашевский тупик, д. 3, главный дом усадьбы купца Пирогова, завещанный церкви на вечное поминовение, и, в силу этого, имеющий сакральную ценность) был не признан памятником и незаконно снесён, вопреки протестам возмущённой общественности и рекомендациям мастерской №17 Управления Моспроект-2 и указаниям (2003 г) застройщику не осуществлять сносных работ «до согласования проектной документации в установленном порядке».

Согласованного проекта до сих пор нет, а дом — снесли… Разрушившие его «инвестор» и чиновники обрекли себя на вечный позор поминовения их вандалами 21 века. Но разве совесть для них дороже денег?

По сути, с 2003 по 2010 год под предлогом сноса ветхих строений и расчистки территории была уничтожена историческая застройка квартала, не защищённая статусом территории памятника.

В это же время уничтожалась историческая застройка Кадашевской набережной, Лавурушинского переулка и других кварталовМосквичей лишат Кадашей бывшей Кадашевской слободы. Квартал № 401 города Москвы – последний в этой череде невосполнимых утрат. Это уничтожение происходит и сейчас, когда под видом реставрации проводится реконструкция, когда на месте исторического дома нахально вырастает якобы «элитная» новостройка. И жить в таких диссонирующих с памятниками объектах нынешнему министру культуры совесть позволяет. В случае реализации нынешнего проекта И. Уткина мы безвозвратно утратим и планировочную структуру квартала, также официально не признанную историческим памятником.

— И поэтому защитники Кадашей выступают против застройщиков?

— Это не так. Регенерация указанного квартала необходима, но строго в рамках действующего федерального законодательства и в строгом соответствии с принципами современных реставрации и памятниковедения. Умный и грамотный, соблюдающий закон и тактично относящийся к историческому наследию и русской культуре инвестор на этом заработает не только финансовую прибыль, но и доброе имя и память потомков, что, по-моему, значительно ценнее сиюминутной выгоды. А невежественный инвестор покроет себя вечным позором, получив сомнительную «славу» Герострата 21 века.

 — Говорят, что координаторы «Архнадзора» поддерживают проект И. Уткина?

— Не все. Но такие, кто в восторге от архитектуры колбасной фабрики, псевдо-историчной красно-кирпичной сплошной однотипной застройки квартала, есть. Даже в оправдание ссылаются на память местночтимого св. Николая Григорьева, хозяина фабрики, что кощунственно: любой православный не будет выставлять себя попередь храма. О какой «памяти» они изволят заикаться после незаконного разрушения усадьбы и фабрики Григорьева? О какой «элитности» можно говорить для многоквартирных домов, когда «элитарий» зависит от своих соседей? «В уткинском проекте окна в окна смотрят, 12 м между фасадами домов. Это не фабричный стиль, это фабричный образ жизни для несчастных элитных жильцов.» (А.А.Мелихова) Проект Уткина содержит настолько вопиющие ошибки, что не только об «элитности» не приходится говорить, но и о соблюдении законности.

О вкусах не спорят, их воспитывают. Мы за 30 лет воспитали поколение, которому нравится уродство «московского Колумба» (памятника Петру I) и новоделы с подземными парковками вместо памятников и культурного слоя. Общество стремительно эмигрирует в невежество. Слово «элита» у меня ассоциируется с сортами растений и породами скота.

Москвичей лишат Кадашей— Вы сказали, что проект Уткина не соответствует требованиям закона. Можно об этом поподробнее?

— Поподробнее – долго: только описание всех нарушений действующего законодательства постановлением Правительства Москвы от 19.12.2012 N 775-ПП, которое выпущено, вопреки закону, как раз под проект Уткина, составило 13 машинописных листов. Постараюсь конспективно:

Это постановление допускает возможность сноса расположенных в пределах охранной зоны объектов, реконструкцию существующих объектов с увеличением их параметров и возможность нового строительства. Проект, по которому скроено постановление (что уже – нонсенс, но – факт!), нарушает структуру квартала, в частности, превращая тупик в сквозной проезд по территории памятника.

Если будет реализован нынешний проект Уткина, то нас всех придётся поздравить с очередным достижением в деле ликвидации исторической памяти (= духовных корней народа).

20.03.2015 г. подано Заявление о признании этого постановления противоречащим закону и недействующим с даты его принятия.

А 28 мая 2015 г в Черёмушкинском суде будет рассматриваться дело о незаконности ГПЗУ на квартал №401 г Москвы, подготовленному на основании этого постановления по распоряжению Градостроительной земельной комиссии г.Москвы.

Главное требование, — чтобы регенерация исторической застройки памятника проводилась с целью сохранения этого памятника, и ни с какой другой.

— Чего, по Вашему мнению, надо добиваться?

— Открытости принимаемых решений и всех процедур их принятия.Москвичей лишат Кадашей

Декларации конфликта интересов лицами, принимающими решения, их консультантами и экспертами, и полной ответственности указанных лиц, в том числе уголовной, в случае выявления конфликта интересов.

Следом за отменой постановления №775-ПП надо добиваться незаконно продлеваемого постановления Правительства Москвы от 2002 г № 889-ПП — той мины замедленного действия, которая столько лет уничтожает последний сохранившийся уголок «Кадашевской слободы».

Кадаши – лишь показательный пример той политики, последствием которой Москва, бесконечно расширяясь, подобно раковой опухоли, поглощает людские и материальные ресурсы России, теряя при этом своё лицо и свою сущность. Она перестаёт быть городом для людей, а не для бизнеса застройщика с администрацией; перестаёт быть городом, удобным для жизни.

— Как Вы предполагаете действовать в ближайшее время?

— Постепенно, но — решительно. В условиях жёсткой «вертикали власти» важным является доведение объективной информации о реальном положении дел до главы государства и до депутатов, с целью принятия законодательных норм, действительно защищающих культурно-исторические ценности от уничтожения.

 Главное — это самоорганизация сознательной общественности.

В мае планируется общемосковский митинг в защиту культурно-исторического наследия города, по сути, в защиту самой Москвы от уничтожения алчной, невежественной, не помнящей родства новой орды.

Беседовал: Максим Ни


V F M O T t
comments powered by HyperComments